Видишь землю…

Среда, 09 Апр 2014, 11:47 | Рубрика: Путешествия

Заметки в поезде под стук колес

…Видишь землю. Когда привычно существуешь на своем ограниченном кусочке планеты, пусть это даже миллионный клочок (я не в смысле долларов, а в смысле жителей, но и про доллары тоже подойдет), весь мир здесь и концентрируется. Все жизнедвижения на нем совершаешь: ешь, пьешь, общаешься, мучаешься, успокаиваешься, стремишься, радуешься. И мир представляется собранным из бесконечного множества таких вот личных лоскутов жизненной материи (или разобранным на них); где-то они перекрываются, накладываются, совмещаются, но у каждого имеется свой, отдельный, самостийный.

Но вот садишься в поезд… Как редко это бывает! Чаще самолеты, машины. В переходное, неявное время года (конец марта – начало апреля) поезд, движущийся на юг, укорочен, словно обрезан, всего-то несколько вагонов с пятого по одиннадцатый. Сидишь в купе в одиночестве и не отрываешь глаз от «за окном».

А там перелески; чуть-чуть снег подтаял, чем ближе к теплым краям, тем меньше белых языков. Там деревушки да одинокие домики, такие же жалкие, как тысячу лет назад. (Но рядом машина – как-то добралась сюда по грязи-месиву). Ажурно выписанные сосенки на фоне пористого снега. Островок оттаявшей земли: щедрая ель прикрыла собой три тонких березовых ствола, под ее лапами чисто и черно, а вокруг остатки зимнего покрытия, побитого солнцем, как молью. Цвет и свет за окном, как на весенней картине Саврасова. А вот и сами грачи, уже успели гнезда обустроить. На обнаженных местах лежат рыжие травы, словно намокший ковер с длинным ворсом, неровно застеленный на полу планеты. Живописные овраги, разломы тела земли, где заметно, как она дышит, ворочается…

Некрасивых мест не бывает. Есть не видящие глаза. Когда же ты вырван из повседневной суеты, которая катарактной пленкой замутняет зрение, глаза, как окна, протираются новизной впечатлений, и мир оказывается ярким и неизведанным. Меняющимся и единым. И ты постигаешь не только бесконечное его разнообразие, но и общность. Один пейзаж перетекает в другой, снег – в дождь, север – в юг.

А еще: прошлое – в будущее, и наоборот. Не только пространство проплывает перед тобой, но и время. Поездка в поезде навевает воспоминания. Из памяти поднимаются обрывки старых песен, лет двадцать уже не слышанных и прочно забытых: возможно, когда-то сидел ты вот так же в поезде, а по вагонному радио звучала эта мелодия; промелькивают лица случайных жизненных попутчиков, вошедших в твою судьбу на одной «станции» и покинувших ее на следующей. И обнаруживается, что давно минувшее по-прежнему существует, оно прошло, но осталось, как размытое изображение промелькнувшего за стеклом кусочка жизни.

Глядя на одну и ту же картину, можно видеть разное. Можно настроить глаз на неизбывную русскую нищету, полуразвалившиеся черные сараи, которые в силу лености не убирают с лица земли нерадивые хозяева, на вечные хляби и ровную серость пейзажа. А можно замечать загадочно светящиеся окошки и представлять неизвестную, а потому притягательную жизнь, прячущуюся за ними. С теплыми печками, вкусными чаепитиями, наполненными смыслом словами. Чужое нередко видится интереснее, чем свое. Все свое – близкое и понятное. Все чужое – далекое и интригующее. Поездка в поезде освежает восприятие, в том числе и собственного существования.

Добавить в Одноклассники Добавить в Twitter

Ваш отзыв