Артист ТЮЗа Александр Викулин

Среда, 29 Мар 2017, 7:08 | Рубрика: Театр

Здоровое чувство актерского голода

Творческая биография заслуженного артиста России Александра Викулина обширная, но в трудовой книжке записей немного. После получения актерского образования поступил работать в театр юного зрителя, тогда свердловский, на календаре значился 1981 год. Он думал: ТЮЗ – на время. «Театр этот специфический, считал я по моему глупому разумению, и когда принесли пионерскую форму для роли в спектакле «Гуманоид в небе мчится», я подумал: да это уже пройденный этап!». Но высокомерное отношение к театру юного зрителя у артистов быстро проходит. Давно написано и практикой многократно доказано: для детей нужно играть, писать, ставить, показывать – как для взрослых, только лучше.

Пятый ребенок в нетеатральной семье посещал драмкружок, но пока всерьез о театре не помышлял. Чудесный мир театра он полюбил сначала как зритель. До сих пор помнит тот момент спектакля «Том Большое сердце» в Курганском драматическом. Тяжелый бархатный занавес, красивый и торжественный.  Вот он раздвигается, и открывается вход в особую реальность, отличную от обыденной, начинается иное существование. Удивительное стечение обстоятельств: уже через год Александр оказался на этой сцене в роли артиста. В театре не было травести, его пригласили поработать и даже оплачивали выступления. С 12 до 18 лет Викулин участвовал в серьезных постановках: «Дом под солнцем», «Ярость», «Неравный брак». В профессию пришел рано и узнал ее исключительно с праздничной стороны. Ребенок на сцене всегда пользуется расположением публики, его любят и пестуют старшие коллеги.

А как же школа? Режиссер Борис Самолович Райкин говорил мальчику: «На учебе не должно отразиться, что столько времени проводишь в театре». Александр учился легко и хорошо – так же, как играл. После армии поступил в Екатеринбургское театральное училище, которое позже получило статус института. «Театр такой организм, если уж тебя захватит-заворожит, то не отпустит, никуда от него не денешься. А покинешь по какой-то причине, почувствуешь, что смысл жизни утрачен».

Сегодня Викулин занят в половине репертуара ТЮЗа. Одна из самых успешных постановок, которая идет вот уже 15 лет при переполненных залах – «Каштанка», где Александр исполняет роль Фёдора Тимофеича. Со спектаклем по многим фестивалям проехал, в том числе международным: более 70 выездов, в Германию раз пять приглашали. Другие образы: Мистер Отис в «Кентервильском приведении», Принц Лимон в «Приключениях Чиполлино», Король в «Золушке», недавней премьере театра. Один из его первых опытов на сцене ТЮЗа – роль Бабы Яги в спектакле «Два клена», и вот через много лет он вновь в той же ипостаси, хоть и совершенно ином обличии в спектакле «Волшебная книга сказок».

— Просторный образ, в котором не определен, по сути, ни возраст, ни характер, ни даже пол. Она может быть молодой и обаятельной, коварной и беспринципной, комической и трагической. В шутку роль Бабы Яги называют тюзовским «Гамлетом».

— Каково это – играть для детей?

— Детский зритель – и благодатный, и опасный. Если тебе удается удерживать внимание, он одаряет шквалом эмоций. Но чуть только его внимание упущено, зал начинает жить своей жизнью. Особенно если дети приходят классами: пять человек могут взбудоражить остальных, и представление тогда разворачивается не на сцене, а в зрительных рядах. Детский спектакль требует от актера максимальной собранности и концентрации. Конечно, мы любим, когда в зале много семей, обычно это бывает по выходным. В каждом спектакле ТЮЗа заложен элемент, рассчитанный на взрослых, чтобы им было не скучно, а интересно и полезно. На самом деле, театр юного зрителя давно стал театром широкой возрастной категории, от пяти до ста лет! Сейчас время – раздвигать рамки, возрастные, тематические, смысловые.

— И рамки одного театра? Вы активно сотрудничаете с другими коллективами. Современному артисту одного театра не хватает?

— Не хватает. Интересно работать с разными аудиториями, на разных площадках. Мне знакомо здоровое чувство актерского голода. По молодости лишь бы на сцену, хочется везде быть занятым. С опытом ищешь, ждешь качественный ролевой материал, чтобы откликалась душа.

Александр Викулин хорошо знаком поклонникам Камерного театра, в формате антрепризы он участвует в спектаклях «Сказки старого Арбата», «Свадьба Кречинского». Его талант импровизатора, умеющего увлекательно организовать и провести любое мероприятие от аукциона картин до свадьбы и крестин, востребован сегодня, когда культурная жизнь столицы Урала насыщена и разнообразна. Викулин принимал участие в создании театра ДА при Свердловском доме актера, который недавно возродился после перерыва в несколько лет. В его творческом багаже собственная постановка – «Зигзаги судьбы» по пьесе Джона Марелла. А недавно состоялась премьера знакового спектакля «Любовные письма», который можно назвать бенефисным для исполнителей, Александра Викулина и Любови Ворожцовой.

— Для нас это работа «на вырост». Показано пока лишь два спектакля и, думаю, постановка будет меняться. Вложено много эмоциональных сил, но спектакль продолжает нас будоражить днем и ночью, иной раз проснешься и понимаешь: вот это надо сказать так, сделать так. Иногда можно услышать вопрос: «Чем удивлять будете?». Некоторые режиссеры идут вслед за зрителем-потребителем и придумывают всяческие ухищрения. А здесь – 40 стульев по контуру зала, никаких декораций и приспособлений, а вы смеетесь, вы плачете, подсознательно вкладывая в чужую историю свои мысли и воспоминания. Залог того, что спектакль производит впечатление на зрителей – актерское погружение. И исполнитель тоже способен пережить во время представления катарсис.

— Александр, какие личности оказали на вас наибольшее влияние за годы работы в театре?

— Мой стаж в Театре юного зрителя больше тридцати лет, и значительную часть этого периода директором являлась Янина Ивановна Кадочникова. С ней мы миновали без потерь сложную эпоху реформ, по «минному полю перестроечного времени» прошли так ловко, что почти не знали задержек с зарплатой. Большое влияние на меня оказал режиссер Вячеслав Кокорин. Он подтвердил ряд моих взглядов на природу театра, благодаря ему я совершил переоценку театральных ценностей: что делать на сцене и во имя чего. У него собственная система работы с актерами, которая расковывает и мобилизует человека, помогает понять внутреннюю технологию образа. Назову еще одно важное для меня имя: профессор Эдуард Михайлович Чарели. Как-то на Эдинбургском фестивале хозяева, выражая благодарность за спектакль «Каштанка», сказали, что город Екатеринбург у них ассоциируется, во-первых, с концом российской монархии, во-вторых, с именем Чарели, великого педагога в области сценической речи.

Александр Викулин является руководителем центра «Голос и речь» имени Чарели. Разные виды театральной деятельности, по его собственному выражению, сплелись в плотную «косичку»: здесь, помимо непосредственно актерской работы, выступления на различных площадках, а также деятельность в СТД. Викулин возглавляет социально-бытовую комиссию Свердловского отделения, считая заботу о ветеранах сцены немаловажной миссией.

И еще: пусть родился Александр Викулин не в театральной семье, но театральную семью создал. Жена и дочь – яркие представители театрального сообщества Екатеринбурга.

Материал опубликован в журнале «Культура Урала», март 2017.

Смотрите также: Кылосов, Замараева, Ермолова.

Добавить в Одноклассники Добавить в Twitter

Ваш отзыв